(наст. фам. шток) Эмиль Альбертович (1.12.1877, Херсон - 16.11.1960, Нью-Йорк) - дирижер, скрипач, педагог, композитор. Родился в семье одесского учителя музыки и контрабасиста А.штока, под руководством которого обучался с пяти лет игре на скрипке. Окончил Одесское музыкальное училище по классу скрипки у Г.фримана (1891). Совершенствовался в 1891-93 в Венской консерватории у Й.Гельмесбергера, там же проходил занятия композиции у Р.Фукса. В 1891-96 выступал как скрипач-вундеркинд в Константинополе, Вене, городах Восточной Европы. Уже на своих первых сольных концертах К. продемонстрировал отличное владение инструментом и природную музыкальность, волевой напор и огненный темперамент, редкое ощущение формы произведения как единого целого. Все это пригодилось ему и в дирижерской профессии. Будучи скрипачем-концертмейстером Киевской оперы (с 1896), он без репетиций, заменив дирижера, бестяще провел оперу «Фра-Дьяволо» Л.06ера (1897), а затем «Аиду» Дж.Верди (1898), повторив тем самым «музыкальный подвиг» 19-летнего А.Тосканини.Б. умел быстро схватывать музыкальные образы и суть задачи, имел железную волю, чтобы блестяще ее реализовать. Почувствовав, что он нашел в дирижировании свое истинное призвание, К. фактически самостоятельно осваивал премудрости профессии оперного капельмейстера. С 1898 он- помощник дирижера в итальянской опере Александровского театра в Гельсингфорсе, дирижер частных оперных театров Одессы, Харькова, Петербурга, Ростована-Дону, Нижнего Новгорода. Всего два года практики понадобилось ему, чтобы с багажом ходового репертуара встать (в 1900) за дирижерский пульт Киевского оперного театра - в ту пору одного из лучших театров России. За годы работы в Киеве (1900-7) К. прошел большую школу. В содружестве с опытными дирижерами И.Палицыным и И.Труффи, хормейстерами, певцами и оркестрантами он основательно изучил значительный оперный репертуар (св. 30 произведений) и из молодого, подающего надежды дирижера вырос в крупного авторитетного мастера. В его творческом багаже были все оперы П.Чайковского, «Садко» и «Царская невеста» Н.Римского-Корсакова, «Дон Жуан» В.А.Моцарта, «Отелло» и ряд др. опер Дж.Верди, «Гугеноты» Дж.Мейербера, «Лоэнгрин» Р.Вагнера. Отец К. работал в том же театре контрабасистом, и Эмиль помогал ему содержать большую семью, где было еще 7 детей (причем все они были исключительно музыкальны; брат, Макс , стал оперным и хоровым дирижером, в 1931-45 работал главным хормейстером Большого театра). Ряд обстоятельств (начавшиеся в Киеве еврейские погромы) заставил К. всерьез подумать о переезде в другой город. Оказавшись в Москве осенью 1907, без определенных планов, он, тем не менее, вскоре заставил заговорить о себе, добившись успеха как своими постановками на сцене Московской оперы С.Зимина («Сон на Волге» А.Аренского, «Борис Годунов» М.Мусоргского: К. - дирижер оперы Зимина в 1907-10), так и выступлениями на концертной эстраде, заменив уехавшего на гастроли С.Рахманинова.К. в 1907-12 был постоянным дирижером Керзинского «Кружка любителей русской музыки». К. также пригласили постоянным дирижером симфонических концертов Московского отделения Русского музыкального общества. С его именем связаны первые исполнения в Москве Третьей симфонии и «Поэмы экстаза» А.Скрябина (1909), Третьего фортепианного концерта Рахманинова (1910, солист - автор), музыки балета «Петрушка» И.Стравинского (1915) и ряда др. произведений, а в опере Зимина в 1909 - премьеры «Золотого петушка» Римского-Корсакова и «Мейстерзингеров» Вагнера (на рус. яз.), ставшие выдающимися художественными событиями года. Впечатляющее выступление К. в Париже с Ф.Шаляпиным («Борис Годунов», 1909) во время Русских сезонов С.Дягилева побудило присутствовавшего на спектаклях директора императорских театров В.Теляковского пригласить дирижера в Московский Большой театр. Годы работы в Большом театре (1910-19) стали поистине «золотым» периодом в творческой жизни дирижера. Под его управлением прошли «Фауст» Ш.Гуно (в шаляпинской постановке и при его участии, 1910), премьеры опер «Дон Кихот» Ж.Массне (также с Шаляпиным, 1910), «Гибель богов» (1911), «Золото Рейна» (1912), возобновлен «Тангейзер» Вагнера, Впервые на сцене Большого театра он поставил «Сказку о царе Салтане» (1913) Римского-Корсакова, возобновил ряд его опер, а также оперы Рахманинова, А.Бородина, «Иоланту» Чайковского; осуществил вместе с Шаляпиным и последнюю дореволюционную премьеру в Большом театре - оперу Верди «Дон Карлос» (10.2.1917). Продолжал интенсивно выступать на концертной эстраде. В 1912-14 К.- дирижер Русских сезонов Дягилева в Париже и Лондоне; впервые представил зарубежным слушателям «Хованщину» Мусоргского, «Князя Игоря» Бородина, «Псковитянку» и, в балетной версии, оперу «Золотой петушок», оперу Стравинского «Соловей». К. провел лондонскую премьеру оперы «Борис Годунов» с Шаляпиным в заглавной роли, которая стала шедевром русского театрального искусства. В Русских сезонах талант К. получил европейское признание. Прогрессивные идеи и лозунги революции 1917 были восприняты К. с радостью и надеждой. Под его руководством состоялось грандиозное по размаху исполнение в Большом театре Девятой симфонии Л.Бетховена в честь 1-й годовщины Октября. Он участвовал в концертах-митингах, многочисленных музыкальных мероприятиях, вел большую работу по нормализации и улучшению быта музыкантов и артистов. В 1918-19 К. - профессор консерватории, член Московского совета музыкальных деятелей, член дирекции Большого театра по опере и заведующий художественной частью театра, председатель союза оркестрантов. В 1919 нарком А.Луначарский, зная блестящий организаторский талант К. направил его в бывшую Мариинскую оперу (Театр оперы и балета). В голодном опустевшем Петрограде К. встретился с большими трудностями, однако активно принялся за дело. На сцене театра ставились оперы с участием Шаляпина, возобновились «Орфей» К.Глюка, «Пиковая дама» Чайковского, «Сказание о невидимом граде Китеже» Римского-Корсакова. Он был в одном лице заведующим музыкальной частью и главным дирижером, управляющим оперной труппой (191924), позже - управляющим театром и заведующим музыкальной частью всех петроградских театров (1920-24). К тому же директор консерватории А.Глазунов предложил ему занять пост профессора по классу дирижирования, и отказать ему К. не смог (в 1919-24 К.- профессор Петроградской консерватории по дирижерскому и оркестровому классам). А в конце 1920, в связи с отъездом за рубеж С.Кусевицкого - руководителя бывшего Придворного оркестра (переименованного в Государственный симфонический оркестр), К. откликнулся на просьбу музыкантов и возглавил этот коллектив (1920-21). К. выступил с идеей создания первой в стране государственной филармонии и летом 1921 стал ее руководителем. Всего за три летних месяца оркестр Петроградской филармонии провел 54 симфонических концерта при переполненном зале. «Вспоминаю человека, писал о тех годах Е.Мравинский, - чем-то похожего одновременно и на Вагнера и на Наполеона, наделенного ярким талантом, неиссякаемой энергией, громадной волей. Это был Эмиль ». Но выдающемуся дирижеру пришлось взвалить на свои плечи не только музыкальные заботы. Отстранив неумелых организаторов, он сам ездил на грузовом суденышке за картошкой и дровами для артистов театра, «выбивал» паровые котлы и новые трубы для отопления видавшего виды концертного зала филармонии (быв. Дворянского собрания), разрешал бесконечные финансовые затруднения. При этом готовил великолепные спектакли и концерты. Весной 1923 музыкальный Петроград торжественно отмечал 25-летие дирижерской деятельности К. К этой дате были приурочены премьера «Тангейзера» Вагнера в опере и концерт из произведения Скрябина в филармонии. За четверть века служения музыкальной России К. стал одним из выдающихся дирижеров своего времени. Однако чрезмерные нагрузки непомерно изматывали дирижера; в «Автобиографии» он писал: «Как перед этим в Москве, я и в Петрограде не нашел никакого отдыха. Наоборот, потребовалось еще больше внимания к моим обязанностям, еще больше ответственности, а материальные условия жизни с каждым днем становились все хуже и хуже...» К. было уже под 50, а нормальную обстановку для творчества он мог создать себе лишь во франкфурте-на-Майне, где в 1922 выступал с Шаляпиным, или в Берлине, где исполнял музыку Чайковского во время зарубежной поездки на лечение. Дав свой последний концерт из произведений Вагнера и получив разрешение на полугодовой отпуск, К. в мае 1924 выехал на гастроли в Буэнос-Айрес, где дирижировал спектаклями «Бориса Годунова» (театр «Colon») и симфоническими концертами (первое исполнение в стране «Поэмы экстаза» Скрябина). После успешных выступлений в Аргентине К. перебрался в Европу и принял решение больше не возвращаться в Россию. Благодаря неоспоримому дирижерскому таланту, высокой культуре, свободному владению французским и немецким языками К. органично «вписался» в музыкальную жизнь Запада, был поддержан в артистических кругах многих стран. Он стал главным дирижером Королевского театра в Мадриде («Реал») в сезоне 1924/25, театра «Сан-Карлуш» в Лиссабоне в сезоне 1925/26. В Париже на сцене «Grand-Opera» под его управлением 6.7.1926 состоялось концертное исполнение оперы «Сказание о невидимом граде Китеже» силами «Частной русской оперы А.Церетели». Премьера прошла с большим успехом.К. был также музыкальным руководителем постановки оперы «Золотой петушок», показанной вскоре в Виши. В 1926-28 К. занимал пост главного дирижера Латвийской Национальной оперы в Риге, ставил оперы Римского-Корсакова («Сказка о царе Салтане», «Садко», «Золотой петушок», «Сказание о невидимом граде Китеже»), Мусоргского («Хованщина»), а также «Валькирию» Вагнера, «Джоконду» А.Понкьелли, «Отелло» Верди и др. Выступая как организатор, наставник, К. вывел театр в число высокопрофессиональных оперных коллективов. В 1929 К. сотрудничал с труппой «Русской оперы» (антреприза М.Кузнецовой), поставив 4 оперы, имевшие выдающийся успех: «Сказку о царе Салтане», «Сказание о невидимом граде Китеже», «Снегурочку», «Князя Игоря». В 1929-32 К. дирижировал в Чикагской городской опере, гастролировал с этой труппой и самостоятельно в Бостоне, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и др. городах США. Концертная деятельность К. в эмиграции была чрезвычайно напряженной. Как приглашенный дирижер он выступал с ведущими коллективами Европы: Берлинским, Лондонским и Парижским филармоническими оркестрами, оркестром «Augusteo» в Риме, Парижскими оркестрами «Концерты Колонна» и «Концерты Страрама», а также Парижским симфоническим оркестром. Отмечая его разносторонние заслуги в области музыкального искусства, французское правительство наградило К. орденом Почетного легиона (1936). К. совершил турне по Южной Америке (Аргентина, Уругвай, Бразилия). В сезоне 1933/34 имел ангажементы в Бордо («Фестиваль Русской музыки»), в Амстердаме с оркестром «Concertgebouv» - знаменитым оркестром В.Менгельберга, с Варшавской филармонией, с оркестром Пау Касальса (Пабло Казальса) в Барселоне, с оркестром театра «La Scala» в Милане - оркестр А.Тосканини, в Монте-Карло с оркестром театра «Casino». В 1936 в Буэнос-Айресе провел спектакли Русского сезона в театре «Colon»: «Борис Годунов», «Сказка о царе Салтане», «Сказание о невидимом граде Китеже», В 1940, незадолго до фашистской оккупации, К. покинул Париж и переехал в НьюЙорк; преподавал в Джульярдской высшей музыкальной школе. В 1942 совместно с М.Чеховым поставил в Городской опере Нью-Йорка «Сорочинскую ярмарку» Мусоргского (в редакции Н.Черепнина, впервые в США), а затем осуществил постановку «Пиковой дамы» Чайковского. Принял деятельное участие в работе созданной в 1942 Американо-русской культурной ассоциации, объединившей многих выдающихся деятелей культуры (Э.Хемингуэй, Ч.Чаплин, Р.Кент, С.Кусевицкий и др.), Венцом оперной карьеры К. стала работа в «Metropolitan Opera» (1944-50); он был единственным русским дирижером, стоявшим за пультом этого прославленного театра. Начав со сложнейшей оперы «Пеллеас и Мелизанда» К.Дебюсси (26.1.1944), К. доказал, что поправу считается одним из лучших оперных дирижеров своего времени. Под его управлением состоялись спектакли: «Парсифаль» Вагнера, «Аида», «Трубадур» Верди, «Джоконда» Понкьелли, «Самсон и Далила» К.Сен-Санса, «Борис Годунов» и др. С большим успехом прошла его американская премьера «Золотого петушка» (1.3.1945, на англ. яз.). К открытию сезона 1945/46 (это считалось чрезвычайно почетным для дирижера) К. поставил оперу Ш.Гуно «Ромео и Джульетта». Он дирижировал первой постановкой в «Metropolitan Opera» оперы В.А.Моцарта «Похищение из сераля» (29. 1.46), американской премьерой оперы Б.Бриттена «Питер Граймс» (12.2.1948). Последней премьерой К. в театре стала «Хованщина» (16.2.1950). За 6 сезонов К. исполнил 12 опер, провел 100 спектаклей, с равным успехом проявив себя в операх разных стилей. В его спектаклях были заняты ведущие артисты труппы. Дж.Вальденго, некогда выступавший с Тосканини, отметил ценнейшее качество К.оперного дирижера: «Он руководил певцами так, будто бы на сцене пел он сам». Уход К. из театра был вынужденным: новая администрация взяла курс на «омоложение» состава. В связи с ухудшением здоровья жены (певицы Э.Карениной) К. в конце 1950 перебрался на юг, в Батон-Руж (шт. Луизиана), где взял на себя руководство городским симфоническим оркестром. Одновременно К. стал главным дирижером Оперного театра Монреаля (Канада); в свои 75 лет он осуществил премьеры опер Дж.КМенотти «Консул» и С.Прокофьева «Любовь к трем апельсинам». Превосходное впечатление оставила и его постановка «Отелло» Верди, которой он дирижировал в 80 лет. 22.10.1958 К. впервые в США дирижировал Десятой симфонией Д.Шостаковича. 23.3.1960 в возрасте 82 лет К. блестяще провел с оркестром Батон-Ружа последний симфонический концерт, в его программу входили произведения русской классики - Римского-Корсакова, Стравинского, Чайковского, Глинки. Сохранились записи сцен из оперы «Борис Годунов» в исполнении хора и оркестра «Metropolitan Opera» («Columbia») и Латвийской национальной оперы («Polydor») под управлением К. К. - автор ряда музыкальных сочинений: Венгерский танец, Венгерская фантазия для скрипки и фортепиано, Восточная симфония, Десять романсов на стихи О.Хайяма и Ибн-Сины, Романтическая поэма для скрипки с оркестром (для фортепиано), Романсы. Соч.: Памяти Артура Никиша. Пг., 1922.




Ссылка на выделенный текст